Три девицы…

Думали скоро КОНЕЦ?! Не дождетесь! Моя Муза опять свернула куда-то налево, не пожелав так быстро расстаться со своими героями. 🙂

Следующая * Предыдущая

Катя металась по квартире, то хватала в руки трубку городского телефона, то бухала её назад, на место; вынула мобильник из сумки, а потом, несмотря на опасения забыть его утром дома, спрятала под подушку… Перебирала в уме доводы Антон Палыча, приводила все свои ЗА, ругала себя за трусость… Но, даже когда эти ЗА намного перевешивали её натянутые за уши ПРОТИВ, Пушкарева никак не могла побороть свой страх перед разговором с Андреем.

И тут, после почти часовых бесполезных раздумий, у неё, промелькнула неплохая идея. Промелькнула, а потом и захватила своей простотой и легкостью исполнения. И страх, до поры до времени, куда-то спрятал свои противные щупальца…

«Вот так! И волки ПОКА будут сыты, и овцы целы…»

«Соломоново, прямо таки, решение! Ну… овцы-то нам известны… А вот волки… Вы кого на эту роль определили, уважаемая?» — заговорило её второе… то есть совесть.

«Пушкарева, а тебе никто не говорил, что у тебя изворотливый ум? Да! Гениально-изворотливый ум… и НЕстандартный подход к решению проблем…» — возгордилась сама собой Катя и запросто отвергла второй голос. А потом вспомнила, как всегда восхищали Андрея её «НЕстандартные решения», и всплакнула от тоски.

Так как решение было принято, «одобрено» большинством Я, и повторному обдумыванию не подлежало… Пошмыгав носом еще пару минут и, списав это на разыгравшиеся гармоны, Катя умылась холодной водой и решительно подвинула к себе телефон.

***

— Коля, привет!

— Пушкарева, позже позвони! — буркнул друг в трубку.

«Куда уж позже… Десятый час!.. — перед тем, как положить трубку, Катя замешкалась от неожиданной реакции на свой звонок, — Так реагируют на звонок человека, с которым не виделись почти полгода?..» — не успела додумать…

…до Зорькина вдруг дошло, кто звонИт и он заорал в трубку:

— Катька?!! Катька, трубку не клади!

— Не кричи… Да, это я…

— У-ф-ф-ф, Пушкарева, ты меня в могилу сведешь!

«Кто — кого!!!» Катя уже начала ругать себя за такое вот «НЕстандартное решение».

— Извини… Так я потом… перезвоню?..

— НЕТ! Нет-нет-нет!!! «Жданов меня убьет!» Прости… Сейчас… Секундочку… Я тут занят немного… — и снова загрохотал в трубку, —  БЫЛ ЗАНЯТ!!! Был… но уже все заканчиваю! Я уже… — Зорькин в минуту свернул свои расчеты. Взглянул на мобильник и записал цифры, высвеченные на дисплее. Номер был городской. «Дать поручение Малиновскому узнать через своего агента, есть ли у Катьки домашний телефон…» — Фу! Вот, закончил! ФСЁ!.. Катька!!! — закричал в трубку, желая снова убедиться в правильности своего утверждения.

Катя даже телефон от себя отодвинула и снова подтвердила.

— Да, я… Чем-то интересным занимаешься? — поинтересовалась девушка.

— Не то, что бы интересным… Скорее… В общем, стратегические расчеты… — туманно разъяснил Николай. Он не был до конца уверен, стоит ли прямо сейчас раскрывать подруге секреты заговора Марго.

— Для «Зималетто»?

— Для него, родимого, для него… — Коля тяжело вздохнул, намекая на свою нелегкую долю.

— Много работы, — посочувствовала Катя.

— Да не то, чтобы много… — а потом не выдержал, захотелось пожаловаться на тяжкую долю финансового директора, и вывалил всю «кучу малУ» — Понимаешь, мало мне всех текущих «невпроворотов», так еще потребовали срочно расчитать, на какие суммы мы сможем расчитывать, если Воропаев решит свои акции продать…

— А с чего это ему такое в голову прийти может? Что-то не в порядке с финансами компании? Прибыли нет? Вы что, на грани банкротства?! — заволновалась Пушкарева.

«А-а-ааа… пробило?! Вот-вот, так тебе и надо! — мстительно ухмыльнулся про себя Николай, — Может хоть волнение за благополучие своего Андрюши мозги прочистит — и вернешся!» — перешел на назидательный тон и разьяснил:

— А с того… — и вдруг, не выдержав напряжения момента, перешел на скороговорку, — и как ТЫ могла подумать, что Я допущу банкротство компании?!! Ну ты!.. У меня нет слов!!! Совсем меня не ценишь! У Воропаева совсем другие мотивы… Ты что, совсем не в курсе?! Тебе Андрей не написал? Тут у нас такое! Такое!

— Коля, да что же случилось?! С вами все в порядке?  Опять родители?!!

— Да нет, все в порядке… В смысле здоровья! — спохватился Зорькин — «Вот не хватало мне еще, чтоб рожать от волнения начала!.. Роды по-телефону… Смешно! Страшно — жуть!!!» — Дыши спокойно, я про другое… — попытался успокоить подругу, — Значит, он решил тебе не писать…

— Ну же, Коля! О чем не писать?!

— Кира Юрьевна в Москву пожаловали… — уже спокойным голосом, снижая градус накала, сообщил Николай, — а Маргарита, в ответ на такое безобразие, выставила семейству Воропаевых некоторые условия…

Катя нахмурилась:

— Ничего не понимаю! Объясни толком!

— Ну что тут непонятного? Маргарита Рудольфовна, и я тебе это уже сообщал, застукала своего благоверного с Кирюшей…

— Да, ты писал, и что?

— А то, что вывела она муженька на чистую воду и всех, наработанных папашей-производителем деток, с Андрюшиных плеч стряхнула…

— Ах, об этом… Ты писал, кажется… или я в газете читала… — ответила Катя и задумалась, — «Ну вот, теперь еще и Марго в мой список недоброжелателей войдет… Одно оправдывает: я с Павлом Олеговичем никогда в близкий контакт не входила, и мой ребенок никак не может быть от него… Это радует… Или нет? Поверит ли в мою непричастность ко всей этой заварухе Маргарита Рудольфовна? Ведь она женщина непростая, а теперь, наверняка, еще и подозрительная… А Андрей у нее один, а тут Я такая нарисуюсь!..»

— Алло, Пушкарева! Алло! Ты куда пропала?! — заволновался на том конце Зорькин.

— Здесь я, Коля, здесь… Слушаю тебя…

— Ну вот… — продолжил друг, —  Кирюша решила вернуться домой… И чего ей в Лондоне не сиделось! Узнала, что про нее в газетенках прописали и вчера вечером к Маргарите сунулась с какими-то прожэктами по своему оправданию… Та, естественно, разговаривать с ней не стала — сразу трубку бросила… А сегодня, представляешь, эта нахалка не побоялась в «Зималетто» явиться, еще и Андрею сцену устроила…

— Сильно кричали?

— Да нет… НЕ ДО НЕЁ ЕМУ… — Катя намек не поняла, тему не продолжила, и Коля уточнил, — Он её, можно сказать, послал… Проигнорировал и к братцу направил разбираться.

— В чем разбираться?

— Так я ж тебе и рассказываю! С тезисами Марго… Что ты меня все время в сторону своими вопросами уводишь! — возмутился Зорькин.

— Не буду… не буду… — отступила вроде, но тут же снова спросила, — С какими такими тезисами?

— С апрельскими!..

Чувствуя настроение друга, Катя не стала усугублять, решила потом разговор проанализировать, и снова уверила в трубку:

— Все, не буду… Не буду тебя перебивать, прости…

— А с чего ты такая покладистая? — подозрительно спросил Коля, — Случилось чего? И позвонила вот…

— Да нет, Коленька, у меня все отлично! Соскучилась просто… — бодро отрапортовала Катя, — Честно-честно, все в полном порядке!

— Соскучилась, говоришь… Ну, ладно. «Знаем мы твои «все в порядке»! Подпольщица! — возмутился про себя Николай, но тему беременности поднимать не стал, — Главное, что на звонок решилась. Хоть мне, но позвонила! Теперь нужно каким-то образом перенаправить её к Жданову… Но как? Вот бы Малиновского сюда, а-то НЕхитрый я… Интриги не моё призвание!»

— Так что там с Воропаевыми? — вернула беседу в прежнее русло Пушкарева.

— Ну вот, мы с Малиновским Киру возле «Зималетто» просекли, она там с Викусей встречу назначила… И по инстанции, как положено, Марго сообщили… А та нас на домашний совет созвала, пирогами потчевала, а потом и  свой план действий предложила…

— Ах, ну если пирогами, — ухмыльнулась Катя, знакомая с кулинарными предпочтениями друга, не удержалась и тихонько съязвила, — С пирогами точно любой план действий на ура пойдет!

— Ну, да, «апрельские тезисы» её! — почти ругнулся Николай, не распознав пущенную в свой адрес шпильку, — …Точнее, план противостояния Кирюшиным проискам… Ведь с нее станется!

«Ага! Вот и объяснение революционному термину…»

— С кого с Маргариты Рудольфовны? — удивилась Катя, — Она же так Киру любит…

— И с нее тоже… Обе хороши! А любовь, как сон, стороной прошла… и завяли помидоры!* Я же тебе сказал, она «девочку СВОЮ» на коленях СВОЕГО же мужа и застукала! Ворковали они о том, как общего ребеночка воспитывать будут!

— Так у Киры ребенок от Павла Олеговича был? — следуя за своими мыслями, автоматически уточнила Катя.

—  Пушкарева ты что, отупела там, в своем подполье? Я ж тебе писал и сейчас объяснил!

— Да, Коленька, точно… Ты, главное, не нервничай… прости… Продолжай, продолжай…

И вдруг Зорькин постановил:

— Ты не Катька! У тебя только голос Пушкаревой!

— Ты чего? Как… С чего ты это взял? — не поняла Катя.

— Ты слишком покладистая, со всем соглашаешься… Нет! Ты не Катька!

— Коля, ты так не шути! Я — Катя! — командирским тоном прекратила дурачества Зорькина девушка.

— Во-о-от, теперь похоже… Валерий Сергеич прослушивается… — и снова ошарашил подругу, — Так ты чего звонишь-то, Пушкарева? — потом заворчал, — Пропала где-то, на письма толком не отвечаешь, даже на документы по фирме толком не реагируешь… Жданов вон, весь извелся, который месяц весь коллектив в постоянном страхе держит. Викуся даже заикаться стала!

— А при чем тут Жданов? — сделала вид, что не понимает друга Катя, а у самой, в ожидании ответа, даже сердечко быстрее забилось.

— Как при чем?! Как ЭТО при чем?! ПРИ ВСЕМ!!! Ты что, совсем спятила, ни моих ни его писем не читаешь?! — опять взвился Зорькин, — Ищет он тебя! Свихнулся совсем! Мы с Малиновским всю контору тянем, а он сидит в своем кресле, руки как плети, и вздыхает тяжело… Какое там работать! Только и слышно целый день «Катенька…» «Катюша…» «Где ты, моя Катенька?» Похудел! Одни кожа да кости остались — решил усугубить положение и вконец разжалобить подругу Николай.

— Как он, Коля?

— Так я ж тебе говорю! Ничего не делает, бумаги на подпись пока от него назад получишь! Целый день на телефон или в компьютер уставится и ждет привета, как соловей лета!

— Правда, что-ли? — в голосе девушки проступили сомнения, и Николай поднажал:

— Да правда, правда! Истинная правда, Пушкарева! Истинная правда!!! Ты бы написала ему или позвонила… Совсем извела мужика!

— Хорошо, Коля… Я… позвоню ему…

— Вот и ладно! И мне! Звони мне почаще, не пропадай! — решил закончить разговор Зорькин.

— Хорошо…

— И, все-таки, ты не Катька! Та — боевая, а ты — размазня! — закинул бомбу замедленного действия Коля и быстренько нажал на отбой.

Нужно было срочно связаться с Малиновским и передать тому последние оперативные данные.

Коллаж немного захватывает и следующую проду, так что, ждите…

* Соединение слов из песни и стихотворения.
1. Обалденная песня из юности - «Клён» Там, где клён шумит над речной водой - Говорили мы о любви с тобой - Опустел тот клён, в поле бродит мгла - А любовь, как сон стороной прошла. Автор и исполнитель Крымский Константин, и ВИА «Синяя птица»
2. Прошла любовь, завяли помидоры, Ботинки жмут и нам не по пути... автор Олег Савостьянов

Следующая * Предыдущая

Три девицы…: 1 комментарий

  1. Приветствую вас, Танечка! Спасибо за продолжение. Интересно. Необычно. Разговор с Николаем многое открывает, насколько Катя была погружена в свои переживания и страхи. Наконец, смогла их преодолеть. Николай молодец! Сначала опешил, а потом развернул разговор в нужном направлении и заставил Катю задуматься.
    Коллаж отличный, как раз раскрывает сюжет, разговор Кати с Николаем о ком и о чем был у них.
    Ждём с нетерпением продолжения. Удачи вам и творческих успехов.

Добавить комментарий