Три девицы…

Следующая * Предыдущая

Роман ожидал застать Жданова в растроенных чувствах — по дороге к его кабинету морально готовился к бурному всплеску эмоций президента и к своей роли утешителя-усмирителя. Но, к его удивлению, Андрей даже не поднял глаза на входящего и не отозвался на приветствие. Он что-то сосредоточенно набирал на компьютере, а когда закончил, оторвался от экрана, посмотрел в окно и задумчиво произнес:

Женщины коварны, Малиновский! Знаешь, порой, чтобы отомстить, вместо войны они объявляют дружбу…*

Малиновский встрепенулся: «А-а-а… все-таки заметил меня! И уж если Палыч решил поделиться наболевшим, стоит подхватить эту волну и развернуть в нужное русло.»

— Ты о Кирюше говоришь? — увидел слабый кивок и продолжил заданную тему, — Если о ней, то да — я полностью с тобой солидарен! Они иногда такое творят, а после овечками прикидываются — мол прости, невиноватая я, и другие разные отговорки… Всегда так вывернут, что за их же выкрутасы мужику еще и извиняться приходится! Только такой доверчивый мужик, как ты, Палыч, мог с ней «дружить»! — не удержался Роман, а потом еще и съязвил, — Но ладно бы с ней одной! Ты умудрился «дружить» с тремя одновременно!

— Почему с тремя? — на автомате отреагировал Андрей, — их больше было…

— Ох, извини, не Трио? Квартет? — посмотрел на друга и усугубил, — неужели Сексте́т?!** Я что, так тебя недооценил?!

Жданов на такой комплимент только хмыкнул.

— Да!.. Но этих-то трех дам ты к себе особо приблизил и вот, смотри, что получилось!

— Что? Что уже такого получилось, Малиновский?

— Да ничего хорошего! Особенно, в конкретном Кирюшином случае. Мы же про неё говорим. Воропаевы, и без того, семейка малоприятная, а тут еще и беременность эта!

— Да, не говори… От Сашки всегда можно ожидать гадость, Кристинка не от мира сего — особо никогда не заморачивается земными проблемами, а тут — прямо стеной за любимую сестричку встала!

— Кровь не водица! Нам с тобой такого не понять, ведь мы единственные дети. Хотя, ты уже точно скоро хоть одной, а-то и двумя сестричками или братиками обзаведешься, — хохотнул Роман, — Кого там Юлианна ждет?

— Дочку…

— Вот, значит сестричкой! Ну, а Кира? Или пока не известно?

— Да все известно уже… Не будет у нее ребенка: говорит выкидыш был…

— Во как! А ты как считаешь? Аборт или само так получилось?

— Говорит само… От моего пренебрежения, мол… Дура! Представляешь, она даже не догадывалась, что мама лично их с отцом застукала!

— Ну теперь-то, после того, как вы её дружно послали, думаю, догадалась уже… Она, конечно, змеюка, но не идиотка…

— Ты прав! Уже догадалась… Я ей разъяснил… — и Жданов тяжело вздохнул.

— Ладно, Андрюха, хватит киснуть! — и Роман перешел к делу, — У меня для тебя новость интересная имеется!

Жданов вопросительно вскинул брови:

— Еще одна?! Н-е-е-ет! На сегодня новостями я сыт уже по самое не хочу! Аж воротит!

— Но ты все же послушай, новость хорошая!

— Х-м-м-мм…

— Ну, как хочешь! Смотри, пожалеешь! — встал в позу Малиновский.

— Даже так? Ну, выкладывай тогда свою новость, — скептически протянул Андрей.

И Роман, раскинув руки и поклонившись, широко улыбнулся и начал свое представление:

— А ведь я был прав, Жданыч!

— В чем опять? — устало поддержал действо Андрей. «Опять Малина со своими глупостями! И деться некуда от его энтузиазма!»

— Она работает в книжном! — провозгласил друг так, будто о выигрыше в лотерею сообщал.

Сердце подпрыгнуло, задохнулся от такой неожиданной новости. «Что он сказал? Неужели?!» Повторил еще раз — медленно и про себя — «Она… работает… в книжном…», потом оглядел Романа — «Похоже не шутит…» и спросил шепотом:

— Катя?!

— Ну да! Она, родимая, ОНА!

— Когда… Как ты узнал?! Почему молчал?!! — закашлялся от стянувшего горло напряжения Андрей.

— Извини, не хотел в твои рассуждения о женской подлости вмешиваться!

Жданов подскочил, схватил друга за грудки и прорычал:

— Говори уже!

— Where there‘s a will, there‘s a way! — Ромка весь светился от гордости.

— Переведи, что-то я… с… утра… плохо понимаю…

— Да ты что?! Ведь инглиш — твое второе Я!

— Ромка, повтори! — в голосе Жданова послышались металлические нотки.

Малиновский вздохнул и послушно перевел:

Где есть желание, там есть и способ, — и добавил, — Английская, между прочим, поговорка.

— Ну?..

— Что «Ну»?.. Я её случайно увидел…

— Где?! Как?! Она видела тебя?! Что сказала?! Ну что ж из тебя все клещами тянуть надо!!!

— А ты не спеши… Не спеши… — и пробормотал под нос, — Может еще пожалеешь вообще, что поспешил…

— Что ты там шепчешь, на меня смотри и рассказывай!

— А нЕчего особо рассказывать. Работает в новом букинисте «Экслибрис». Помнишь, я недавно на открытие ездил…

— И ты несколько дней молчал?!

— Я не молчал! Уверен не был, что она там работает…

— Может она приходила книгу купить… — потом, про себя, проговорил услышанное — «Уверен не был…» — впился глазами в Ромку, — А теперь уверен?

— Ну, — потянул Малиновский, — она там вроде компаньон… Я точно не понял, но на работу приходит каждое утро.

— И что, теперь её в этом магазине можно будет найти? — усомнился Андрей, а потом испугался и заметался по кабинету, — ДА ОНА ЖЕ если тебя видела… ДА ОНА ЖЕ СБЕЖИТ ОПЯТЬ!

— Не сбежит! — не выдержав метаний друга, заорал Роман, — Не видела она меня. Н-е  в-и-д-е-л-а! Вот если бы видела — точно бы сбежала!

— Почему? Ты такой страшный был?

— Не во мне дело… — отмахнулся Малиновский и выдохнул, — БЕРЕМЕННАЯ ОНА! Шестой месяц, наверное.

Андрей бухнулся в кресло, тряхнул головой, глаза закрыл… Посидел так с минуту, подсчитывая что-то на пальцах… «Так… Сроки совпадают… Беременная?.. Это и есть её МЫ? Моя девочка беременна!» Вздохнул глубоко, глаза открыл и расплылся в улыбке, как-будто от груза тяжелого освободился.

Ромка растолковал это сияние, как признание.

— Андрюх, а ты уверен, что у Кати ребенок от тебя?

Андрей даже подпрыгнул и смешно взмахнул руками.

— Ромка, чушь не мели! Он МОЙ!

— Кто?! — Малиновский и даже пригнулся от неожиданности.

— Ребенок, кто же еще! Сам же сказал!

— Вот так вот! И тебя это радует? «Откуда у него такая уверенность? Я бы двадцать раз проверил!» — и Роман решил убедиться еще раз, — Не забыл, что только недавно с трудом избавился от двоих претенденток? Там тоже вроде как «твои» детки были…

— Ты что тупишь?! То были НЕ мои! А Кате я сам говорил, что не против… — Андрей удивился: И как это Малиновский разницы не видит?

— Не против чего?

— Ребенка, болван! Ребенка от нее.

— А этот, потому значит, что ты был «не против»… Сразу, и не глядя — ТВОЙ?

— Да, вот так — СРАЗУ и НЕ ГЛЯДЯ! Чей же еще?! Катюша мне никогда не врала и врать не будет! — сказал последнее слово Жданов, намекая на необратимость и окончательность своего решения,  — И хватит об этом! Даже не сомневайся в ней!.. И во мне тоже!

— Тогда другой вопрос: почему она сбежала? Просто так? Может, все-же не твой ребенок… — увидел как Андрей брови сдвигает и другую версию выдвинул, — Или, может, не любит…

— Эх, Ромка ничего-то ты не понимаешь, — мечтательно вздохнул Жданов, — Я тут недавно нашел такую фразу — «Женщина может любить так, как будто никогда не уйдет. Но может наступить такой день, уйдет так, будто вовсе и не любила…» *** Все просто объясняется: Катюша просто не захотела на меня еще одну проблему вешать… Про Юлькиного малыша она всё знала и согласилась, что принять ответственность на себя — единственный правильный выход. А вот с Кирой… Видно, для нее это и был решающий компонент…

— А для кого не был? Но ведь Кирюша в твоем «Трио» всегда роль подстилки играла… и такой исход не исключался. И что, Катенька, по простоте своей душевной, ни о чем не догадывалась? Или я ошибаюсь?

— Да знала она все про нас с Кирой! Знала! Но я… когда с ней встречаться начал к Кире уже не ходил и Кате об этом сказал. Вот… А когда на даче вдруг выяснилась эта беременность, сразу им сказал, что не я отец, и объяснил почти со сто процентной уверенностью, что этот ребенок моим быть никак не может, не тот срок… Но Кира так настаивала… и я решил не обострять.

— Ты решил не обострять, и «ПОЧТИ на сто процентов…» был уверен! Потому и в командировку уехал. А Кирюша «так настаивала», что даже Катино заявление об увольнении с радостью приняла!

— Ты думаешь это Кира все устроила? Её увольнение и исчезновение?
— Устроила — не устроила, но подтолкнула точно! Даже один процент это много, а тут «почти…» сколько? — Два-три-больше? Это для такой сомневающейся и совестливой девочки, как Катенька еще какое доказательство! А ты в командировке — трусливо дезертировал с поля боя! — очень Ромке в последнее время военная терминология была по душе.

— Я и не подумал! Катя знала, как все это для меня тяжело, и согласилась на мой отъезд…

— А что бедная девочка еще могла сделать! Думаешь она о своей беремености уже знала?

— Н-н-нет, не думаю… Думаю, что узнала, когда меня уже не было рядом, и запаниковала. И, ВМЕСТО ТОГО, чтобы ПОЗВОНИТЬ МНЕ — СБЕЖАЛА!

— Знаешь, есть такие люди: поближе узнаешь — подальше пошлёшь. Это я о Кире, — уточнил Роман, — Она ведь могла ТАК её подтолкнуть — не позавидуешь… Ты вот Пушкареву осуждаешь что не позвонила, а может у нее выхода другого не было, как поскорее скрыться от Воропаевой…

— Да не осуждаю я, не осуждаю… Просто… я её столько уже уговариваю откликнуться, могла бы позвонить уже… — оборвал не в ту сторону метнувшиеся мысли, — Все Ромка не о том думаешь!

Андрей замялся, ведь только утром сам себе пообещал не вмешивать в отношения с Катенькой чужих. Но после разборок с Кирой и ошеломляющей Ромкиной новости, сил на спокойное и самостоятельное обдумывание дальнейших действий не осталось. Потому, борясь сам с собой, промямлил:

— Лучше давай подумаем, как я к ней явлюсь… — посмотрел на ошарашенную физиономию Малиновского и сжалился, — Зорькина зови, вместе соображать будем!

Роман пошел за Колей, бурча под нос:

— Как явишься, как явишься… Как солнышко ясное, блин!.. Пред ясны очи… Катеньки ненаглядной!.. Вот теперь Военный Совет созовем… Николя-Маргарита-Я-да-Ты… Посовещаемся… Решим…

Андрей краем уха расслышал в бормотаниях Малиновского «Маргарита» и крикнул вслед:

— Маму привлекать не будем! Её только не хватало! Ты слышал Рома?

— Да слышал… слышал… Только Николая приведу. Одна нога там а другая… Я мигом, мой президент!

______________________________________________________________________

* Автор неизвестен.

** Кварте́т - многозначный термин: (муз.) - ансамбль из четырех исполнителей; Сексте́т - ансамбль из шести исполнителей;

*** Моника Беллуччи, итальянская киноактриса и фотомодель ©

Следующая * Предыдущая

Три девицы…: 3 комментария

  1. Ну, вот и для Андрея забрезжил свет в конце туннеля… Сейчас ещё Катя сама позвонит и скажет, что ИМ без него плохо… Вот оно — счастье!!!
    Спасибо, Танечка за главу и коллаж! Любуюсь

  2. Коллаж очень точно показывает настроение Андрея, Романа и Кати.
    Во время общения Андрея с Романом выяснились различные обстоятельства и в том числе неожиданная для Андрея весть, что «— Она работает в книжном! — провозгласил друг так, будто о выигрыше в лотерею сообщал.» А затем узнал от Романа сногсшибательную весть. «— И что, теперь её в этом магазине можно будет найти? — усомнился Андрей, а потом испугался и заметался по кабинету, — ДА ОНА ЖЕ если тебя видела… ДА ОНА ЖЕ СБЕЖИТ ОПЯТЬ!
    — Не сбежит! — не выдержав метаний друга, заорал Роман, — Не видела она меня. Н-е в-и-д-е-л-а! Вот если бы видела — точно бы сбежала!
    — Почему? Ты такой страшный был?
    — Не во мне дело… — отмахнулся Малиновский и выдохнул, — БЕРЕМЕННАЯ ОНА! Шестой месяц, наверное.
    Андрей бухнулся в кресло, тряхнул головой, глаза закрыл…».
    Далее провели обследование от кого беременна Катя. Андрей 100% уверен, что это его ребёнок. Интересно. А что же будет дальше?. Читаем.

Добавить комментарий