Три девицы…

Следующая * Предыдущая

Катя сидела в уголке, обложившись сонниками и никак не могла поверить в прочитанное.

«…Ваши отношения с любимым переходят на новый уровень. Вы подсознательно боитесь перемен… — …Если в ближайшее время вы не сумеете привести свои мысли и планы в порядок, вас может ожидать полоса неудач… — …Дружба и любовь — это, в первую очередь, доверие!»

Елена Александровна Пушкарева, её добродушная любимая мамочка, почти каждое утро рассказывала свои ночные видения и сама их трактовала как самой было удобно, подстраиваясь под события и настроения окружающих. Со временем, даже Валерий Сергеевич стал прислушиваться к её «выдумкам» — так и ворчал по утрам: «Ну, вещунья моя, поведай, что нас сегодня ждет, что ты ночью на этот раз углядела?». Несмотря на то, что некоторые мамины «предсказания» были похожи на правду, Катя в них не верила, считала, это наивным способом манипулировать ею и отцом, а совпадения маминых видений с последующими событиями — случайностью… Теперь же, когда авторитетные издания в один голос утверждали, что нужно поскорее встретиться с Андреем, и промедление может обернуться несчастьем…

Да и Антон Павлович советовал поскорее открыться и не скрывать от отца ребенка правду…

«Что же делать?»

Не в силах принять какое-нибудь решение, борясь сама с собой, Катя так и сидела на стремянке между книжными полками.

«Какая я, все-таки трусиха! Что же делать?! Он же молит о встрече! А я как этого хочу! Но боюсь, что Андрюша не поймет… И его любовь обернется крахом моих надежд…»

Раневский уже несколько минут наблюдал за Катей, а она, уткнувшись взглядом на раскрытые книги, находилась во власти своих мыслей и совершенно не замечала ничего и никого вокруг.

««Порой и черт боится мыслей, что зреют в женской голове..!»* Ох, Катюша, что ж ты так мучаешься?!»

— Катенька!

Девушка вздрогнула и оглянулась.

— А-а-а… Я уже иду, Антон Павлович. Уже иду…

— Не торопитесь! Еще никого нет… Я вот вас спросить хотел…

— Да-да, конечно, — засуетилась Пушкарева, пристраивая книги на места и боясь смотреть в сторону Раневского.

— Чем вы там заинтересовались? — он прекрасно знал, что находится на этих полках и удивился про себя, зная, как девушка относится ко всей этой эзотерике**.

— А… Да так… ерунда… Просто… — Катя не смогла соврать, — Понимаете, мне сон приснился… или не сон…

— Интересно! Не будете ли так любезны поделиться? Или это что-то личное?..

— Да нет… Я Вам уже говорила… — и она решилась, — Мне сегодня ночью… — и пересказала весь ночной диалог-видение с Андреем.

— Так, понятно. Значит моим советом вы до сих пор не воспользовались? Не сообщили отцу о его радости?

— Почему Вы так уверены, что для него это будет радостью? Ведь Вы его совсем не знаете…

— Зато знаю вас, Катенька! И думаю, что не стали бы вы интимничать, простите за слово такое, с неприятным и недостойным человеком!

— Нет… Конечно нет! Он чудесный!

— Так почему вы столько раздумываете… сомневаетесь?! Ваше время рассуждать уже подходит к концу! Неужели признание небезразличному вам человеку может обернуться бедой?

— Понимаете, он очень популярен… Ну, про него много пишут… Я боюсь, что не так поймут такое развитие событий… перевернут все с ног на голову… Ему будет больно… может и неприятно… И его родители, друзья… Я им.. Уверена, что не понравлюсь рядом с ним…

— Знаете, есть такое выражение: «Всегда найдется кто-то, кому не нравится то, что ты делаешь. Это нормально. Всем подряд нравятся только котята.»***

— Нет, понимаете… Дело даже не в том, что я ему не подхожу… что мы с ним очень разные… внешне и вообще… и что я не понравлюсь кому-то… Моё появление может повредить его делу… Его любимому делу.

— Катюша, дорогая! А, может, прежде, чем что-либо предположить или выдумать, воспользуйтесь совершенно безумным методом — cпросить!**** Просто сообщите о факте беременности и спросите: желает ли он все еще встречи, признает ли ребенка. Если вы так остерегаетесь разговора с глазу на глаз — спросите письменно! Ведь если, в конце-концов, он не откликнется или не отреагирует как вам хотелось-бы, то и настаивать на чем-то и искать вас не будет. Тогда можно не сомневаться — растить ребеночка и радоваться рядом с ним. Ведь это такое счастье! Но прежде… даже самые из наимудрейших толкают нас попробовать, прежде, чем отказаться от шанса быть счастливыми: «Рискуйте! Если вы победите — будете счастливы, а если проиграете — опытны.»***** — продекламировал Антон Павлович и наставительно похлопал Катю по руке.

— Да, — улыбнулась Катя, — с таким авторитетом не поспоришь! Но… все-же мне хотелось бы еще подумать…

— Ну и упрямица! Да не о чем тут думать! Не о чем! Катя, не разочаровывайте меня! — воскликнул Раневский, вскинул руки, капитулируя, и, покачивая головой, пошел прочь.

А Катя опять опустилась на стремянку. «Что же делать? А вдруг Андрею только кажется, что он меня любит и это лишь погоня за миражами… Да, нам было хорошо вместе, но совсем недолго… И, потом, как не раз говорила Кира: ОН ТАКОЙ! ТАКОЙ!!! А я… Всего-лишь серая офисная мышка… Что же делать?!»

_____________________________________________________

* М. Булгаков

** Эзотери́зм (от др.-греч. ἐσωτερικός — внутренний; эзоте́рика) — совокупность знаний, сведений, недоступных непосвящённым, несведущим в мистических учениях людям, особых способов восприятия реальности, имеющих тайное содержание и выражение в «психодуховных практиках».

*** Отто фон Бисмарк

**** Автор неизвестен

***** Омар Хайям

Следующая * Предыдущая

Три девицы…: 2 комментария

  1. Да, Катерина не уверена в себе и поэтому вспоминает мамины сны, которые иной раз предсказывают дальнейшие события.А Катя обратилась к сонникам и пытается расшифровать свои сны и мысли. И испытывает чувство страха. «Какая я, все-таки трусиха! Что же делать?! Он же молит о встрече! А я как этого хочу! Но боюсь, что Андрюша не поймет… И его любовь обернется крахом моих надежд…».
    Раневский, наблюдая за Катей, посоветовал ей: «— Катюша, дорогая! А, может, прежде, чем что-либо предположить или выдумать, воспользуйтесь совершенно безумным методом — cпросить!**** Просто сообщите о факте беременности и спросите: желает ли он все еще встречи, признает ли ребенка. Если вы так остерегаетесь разговора с глазу на глаз — спросите письменно!».
    А Катя боится и не решается предпринять дальнейшие действия. Уж очень она не уверена в себе и в Андрее. Это плохо.
    Побольше надо ей уверенности придать. так нельзя. Стоим на месте.
    Желаю, Танечка, удачи и творческого успеха.

  2. Коллаж очень хорошо раскрывает психологическое состояние Кати и настрой Раневского. Всегда очень в точку.

Добавить комментарий