Три девицы…

Следующая * Предыдущая

***

Так и не дождавшись звонка, после обеда Андрей сам приехал в компанию. Страсти уже улеглись, и Маргарита посвятила его в свои разговоры с Сашей и Кристиной и в последующие за этим решения.

Вздохнув свободнее от того, что в этот раз ему не пришлось столкнуться с воинствующим семейством, Жданов, после ухода матери, уселся в кабинете и занялся срочными делами. Он планировал пораньше уехать домой, чтобы еще раз, с особой тщательностью, проштудировать Катины письма. Андрей чувствовал, что-то ускользает от него, но никак не мог понять ЧТО…

Поработал каких-то полчаса и услышал в приемной какой-то переполох.

«Ну, Викуся! Не успела вернуться с задания — уже митингует!»

Но оказалась, что это не Клочкова. Дверь в кабинет чуть-чуть приоткрылась, в эту узкую щель просунулась взъерошенная голова Шурочки и громким шепотом известила:

— Андрей Палыч! Там Кира Юрьевна пришла! Впустить?!

После короткого ступора от такой драматической сцены Андрей сумел только головой кивнуть, но его разрешения, видно, и не потребовалось. Рыжая головка преданной секретарши была зажата дверью, Шурочка заверещала и кое-как выскользнула в приемную, а в кабинет ворвалась Кира.

— Андрей!!! — и в коридор, — Шура! Немедленно возвращайтесь на свое место и скажите подругам, что здесь не цирк! — и опять, — Андрей! Ты совсем распустил секретарей! Что это за безобразие — встали стеной и не дают пройти акционеру компании!

— Тише, успокойся! — прорычал в ответ на нападение Жданов. «Ну и девчонки! Как своего президента оберегают, молодцы! Нужно будет им премию выписать!»

— Нет! Это так оставить нельзя! Я требую!.. — продолжила истерить Воропаева.

— Кир-р-ра-а-а! — уже взревел Андрей, — Я сказал успокойся!

Девушка вздрогнула, но решила не злить противника перед решающей схваткой и снизила тон.

— Ну, Андрю-ю-ю-ша, я все-таки не понимаю… — заныла она.

— И не должна! И что ты вообще здесь делаешь? Ты должна быть в Лондоне!

— Как что?! А ребенок? Ты до сих пор не принял решения! Бросил меня…

— Кир-р-ра-а-а!

«Не-е-ет, Кирочка, так ты от Жданова ничего не добьешься, только рабудишь в нем зверя… Нужно прикинуться несчастной жертвой… Может расплакаться?..» — и, как по заказу, из глаз брызнули слезы.

— Анн-н-р-ю-ю-ю-ша-а-а… ты ничего не знаешь? Я ребеночк-а-а-а потеряла-а-а-а! Я так хотела нашего малы-ы-ы-ша-а-а…

Воропаева надеялась, что Андрея, всегда нерешительного и поддающегося убеждению, будет легко разжалобить и заставить откликнуться на её претензии. Ясно же, что появление Киры в Москве без всякого следа беременности и судебный иск в связи с раздуваемой в прессе клеветой на невинную жертву чьего-то злого умысла, ему и, тем более, имиджу компании, может сильно повредить. Но и тут все пошло, не так как она запланировала.

Андрей, не выносивший женских слез, среагировал совсем непривычным для Киры образом: уселся в кресло, сначала хмыкнул, а потом и вовсе расхохотался:

— Кирюша! В каком погорелом театре ты эту сцену видела?

Слезы моментально высохли, и девушка пошла в наступление — ведь уязвимая гордость диктовала: нужно до конца отстаивать свою «правду».

— К-а-а-ак ты можешь так говорить! — возмутилась Воропаева, — Сослал меня в ссылку, отдал на откуп Павлу и Маргарите! Они и не смотрели на меня толком!

— Ну почему-же… — Андрей снова хмыкнул, — мама очень даже хорошо рассмотрела ваши с отцом нежничания!

— Какие «нежничания»?! — вполне правдоподобно возмутилась Кира, — Он приставал ко мне!

— Кто? Отец? — вроде удивился Жданов, — Когда? Тогда, когда ты у него на коленках сидела и ворковала?

— Кто ворковал? Ты о чем? Кто тебе такую чушь скормил?!

И Андрей продекламировал со слов Марго:

«…- Ну и как мы назовем нашу малышку, Кирюша? — Ты хочешь дочку, чтобы развратить её, как меня?..» Знаешь… когда мама рассказала о ваших посиделках, даже Сашка удивился такому согласию…

— Сашка?..

— Да. И Кристина тоже… Правда, нужно отдать им должное, семья Воропаевых крепкие орешки: им доказательства подавай!

— И что?..

— Сама у них спроси. Они, кстати, недавно здесь были… С мамой совещались, как из этой гадкой истории выйти без больших потерь. Да, Кирюша! Сама вымазалась и «великого и ужасного» Александра Юрьевича за собой потянула! Молодец! Посмотрим, что тебе братец скажет… после такого-то публичного позора! Даже посмотреть захотелось, как он в своем Министерстве выкручиваться будет… Чем объяснит поведение любимой сестрички? — Андрей язвительно усмехнулся, предвкушая оправдания Сашеньки перед высшим начальством, — Но, можешь радоваться — Кристинка тебя все равно любит! Защищает!.. Так, что… Иди-ка ты к родственникам… — почти послал её Андрей и хлопнул ладонью по столу, намекая, что разговор окончен.

Кире ничего не оставалось, как гордо вскинуть голову и выйти из президентского кабинета.

Когда дверь за ней закрылась, Андрей с трудом заставил себя восстановить сбившееся от возмущения такой наглостью дыхание «Ну вот! Стоит навести в душе хоть какое-то подобие порядка — как туда обязательно залезут и нагадят!..» Поискал глазами что бы такое швырнуть или разбить для снятия напряжения, но, не найдя своего оранжевого мячика и, в кои веки, пожалев компьютерную мышку, тяжело вздохнул и с размаху уселся в свое кресло.

«Видишь, Катюша, я исправляюсь! Даже мышку не раздавил…» — загордился своей выдержкой и снова тяжело вздохнул, — «Еще немножко поработаю… Ведь нужно хоть самое срочное доделать… Вот только мыслями соберусь… И домой!»

***

Вики на месте не было, и Кире пришлось одной пройти к лифтам под пристальными взглядами Женсовета.

«Как стыдно! Вся эта грязь в прессе, слухи… Как быть дальше? — ни одна из её гениальных идей не сработала, — А все Марго виновата!!» А она-то, дура, надеялась, что ни о беременности, ни о разногласиях с Андреем, ни, тем более, о её связи с Павлом, брату с сестрой не известно.

Кира только уведомила их, что поедет к Ждановым отдохнуть, когда вернется — не знает. Те, по её убеждению, и не догадывались, что любимая младшая сестричка из Лондона вернулась, её редкими звонками удовлетворялись и не волновались особо.

Правда, могли бы и подсуетиться, сообщить о грязи, что в желтой прессе появилась. Хотя… Саша такое не читал — был выше сплетен, а Кристинка — та вообще в облаках витала.

А Ждановы и тут её опередили! Как Кира теперь жалела, что не позвонила Кристине и Саше и не предоставила им свою версию происходящего. Узнала бы тогда о «срочных встречах акционеров с президентом» и внесла бы свои поправки… А так, дорогие родственнички, ошарашенные свалившимися на них новостями, повели себя неадекватно и только подлили масла в огонь Ждановского негодования.

Следующая * Предыдущая

Три девицы…: 1 комментарий

  1. Татьяна, я прочитала проду за 24.07.2017 и делюсь своим впечатлением.
    «Маргарита посвятила его в свои разговоры с Сашей и Кристиной и в последующие за этим решения.» Благодаря Маргарите Андрей был подготовлен к последующей схватке с Кирой. Он смотрел на истерику Киры и удивлялся её таланту как актрисы.
    «Андрей, не выносивший женских слез, среагировал совсем непривычным для Киры образом: уселся в кресло, сначала хмыкнул, а потом и вовсе расхохотался:
    — Кирюша! В каком погорелом театре ты эту сцену видела?»
    Андрей посвятил Киру во всю любовную ситуацию, которую она закрутила с П.О., прервал её истерику и предложил оставить его в покое. «Иди-ка ты к родственникам… — почти послал её Андрей и хлопнул ладонью по столу, намекая, что разговор окончен.»
    Сильная прода и насыщенная по содержанию.
    Коллаж очень верно показывает две разные точки зрения на события и их восприятие.
    Благодарю вас, Танечка, и желаю вам всего самого наилучшего и успеха в продолжении этого фанфика.

Добавить комментарий