Три девицы…

Следующая * Предыдущая

…Дверь тихонько заскрипела,
И в светлицу входит царь,
Стороны той государь.
Во всё время разговора
Он стоял позадь забора …

Александр Сергеевич Пушкин —  «Сказка о царе Салтане».

***
«Так, так, так, милые мои. И что же вы там задумали? Изменить мою ДУШУ? Но ведь для ТАКОГО и у меня разрешения спросить не помешает… Или вам так не кажется, самостоятельные мои?!!»
— Андрей начал вскипать от возмущения.

Захотеть изменить ЕГО Катю и даже не поинтересоваться его мнением, не посоветоваться с ним. Нет! Не бывать этому! Если кто и вправе сделать такое с ЕГО ДУШОЙ, то это только ОН САМ! Он так упивался своим негодованием, все больше и больше накручивая себя, что совершенно забыл о предмете своего эмоционального монолога.

А Катя сидела между подруг, и на личике у нее можно было прочесть и огромное смущение, и удивление, и возмущение бесцеремонным желанием вмешаться и изменить её жизнь… И… нежелание поддаваться давлению подруг.

После всего сказанного Юлианной и Кирой, главным желанием девушки было со всем своим знаменитым упрямством гордо вздернуть подбородок и убежать подальше от этого ненужного давления, от многолюдья клуба, от этой орущей музыки, от этого чуждого ей мира. Кате, как в фильме ужасов, привиделось, что все в клубе повернулись и смотрят только на неё, корчатся от смеха и показывают на неё пальцами… Прямо в лицо тычат, как в комнате кривых зеркал. Она уже готова была сорваться с места, даже приподнялась над креслом, но увидела ЕГО и плюхнулась назад.

А Андрей, с трудом протолкнув горький ком негодования, застрявший в горле, и «проглотив» все свои отрицательные эмоции, нацепил на лицо маску добродушия и вынырнул из темноты клуба к своим девочкам:

— Привет, мои дорогие! Как вы тут без меня? Никто не приставал? Никто не обижал?

Приветствуя своего друга и кавалера девушки разулыбались и привстали со своих мест. Юлианна прижалась щечкой, чмокнув воздух возле его щеки. Кира вскочила к нему на колени и легко поцеловала в губы. А Катю сам Андрей взял за ручку и легко её пожал. Так и уселся — с Кирой на коленях, улыбаясь Юлианне и не отпуская Катину ладошку. Привычно прикрыл глаза, забыв все невзгоды и блаженствуя от близости всех своих дорогих девочек.

После такой пятиминутной «подзарядки», глубоко счастливо вздохнул и открыл глаза. Улыбнулся своей самой солнечной улыбкой:

— Ну, рассказывайте, как вы тут без меня?

Юлианна и Кира принялись осыпать его светскими новостями и пикантными подробностями последних дней жизни московской тусовки, Катя отчиталась о последних сводках продаж. Но ни одна из них, как Андрей не надеялся на их взаимную и полную откровенность, ни словом не обмолвилась о своем недавнем разговоре.

Жданов сидел и слушал, не особо вникая в суть, только наслаждаясь звуками их голосов. Поглаживал Киру по спинке, лаского улыбался Юлианне и, нежно удерживая в руке Катину ладошку, большим пальцем рисовал на ней круги. Раньше он может и не придал бы значения легкому сопротивлению ручки и может давно бы отпустил её, но сейчас, после «покушения» на ЕГО Катю, все сенсоры Жданова были направлены только на неё, на её реакцию, и чутко улавливали малейшие изменения настроения девушки. Андрей почувствовал её неловкость, её зажатость и скованность, её неприятие и отторжение такой безобидной, на первый взгляд, ласки.

«Неужели так было всегда? А ведь я никогда не придавал значения, не обращал внимания на такие явные признаки Катиного смущения. Разве так рачительный хозяин обращается со своей ДУШОЙ?» — Андрей задумался и совершенно перестал обращать внимание на свое окружение, чисто механически поглаживая, лаская, улыбаясь.

Юлианна первой обратила внимание на несвойственное Жданову поведение. И, чтобы как-то отвлечь его от посторонних мыслей, потащила на танцпол. Но и тут Андрей «работал на автомате». Кира подхватила инициативу подруги, но и она не получила от дорогого друга привычных танцевальных заигрываний, ласк и поцелуйчиков. Катя, обычно не принимавшая участие в такого рода веселье, тихонечко пристроилась в углу дивана, поджала под себя ноги и цедила через соломку свой любимый апельсиновый сок.

Вернувшись за столик, Андрей очнулся от раздумий:

— Кать, пойдем потанцуем, — он дотронулся рукой до её ножки и чуть потянул на себя, вынуждая спуститься с дивана.

— Ты же знаешь, это не для меня…

— Ну, Кать, пришла твоя очередь на «комиссарское тело», — пошутил и тут же смутился, глядя на покрасневшую, как помидор помощницу. Сам поразился пошлости сказанного, — Я что, не могу хоть раз получить от своей подружки танец? — понизив голос до бархатных оттенков тихо прошептал Андрей, коснувшись губами розовой мочки. Искры пробежали по телу — ушко оказалось мягким и бархатным, Катина кожа пахла чем-то приятно-фруктовым.

Внешне все выглядело вполне пристойно. Громкая музыка заставляла многих посетителей клуба склоняться друг к другу в разговоре, чтобы быть услышанными.

Но тон, каким была высказана просьба, почти прямой намек на что-то бОльшее, и горячее дыхание Андрея подняли в душе девушки давно похороненное стремление быть желанной для мужчины женщиной. Разговор с подругами «услышался» иначе, захотелось посидеть и подумать над их словами, а не привычно отмести в сторону все, что они предлагали. Андрей настаивал на танце, и Катя решилась: «Пусть первым шагом будет мой выход на танцпол. Я же иду не с кем нибудь, а с другом, все понимающим и принимающим меня такой какая я есть…» — Она подняла голову:

— Ты уверен, что хочешь этого?

— Да, Катюша, хочу! Очень…

Андрей выглядел таким уверенным, и это окончательно убедило девушку рискнуть — время раскрываться пришло!

— Ну… пошли!

Следующая * Предыдущая

Три девицы…: 1 комментарий

  1. Интересная трактовка отношений между Катей и Андреем. Катю он считает своей ДУШОЙ. Девочки предложили Кате изменить свою внешность. Андрей не согласен. «Изменить мою ДУШУ? Но ведь для ТАКОГО и у меня разрешения спросить не помешает…» Он считает, что «Если кто и вправе сделать такое с ЕГО ДУШОЙ, то это только ОН САМ!» и причем мнением Кати не интересуется.
    Каждая из трёх девиц имеет своё предназначение у него и для него. Интересно.

Добавить комментарий