Три девицы…

Следующая * Предыдущая

***

После разговора с Павлом Юлианна задумалась.

Нужно попытаться отговорить Андрюшу открыто выходить против отца. Зачем ему к скандалу, пусть и небольшому, по признанию ребенка еще и конфронтация с родителями?

Но когда она, найдя Жданова-младшего бессильно распластавшимся на огромном президентском столе, попыталась поговорить с ним, Андрей проявил свойственное ему упрямство и устремленность к поставленной задаче.

— Я остался при своем мнении! И дойду до конца, хщтя бы для того, чтобы прекратить безосновательные претензии со стороны некоторых… — раздраженно кинул он, — Юля, ты сделаешь, как и договаривались, небольшой белый пиар без шума и пыли. Известишь всех с присущим тебе достоинством… А я объявлю о своих правах на ребенка на ближайшей после публикации тусовке. Ведь есть же у меня права? Или я еще чего-то не знаю?!! — шутливо-грозно прорычал Андрей.

— Есть, есть, успокойся, Андрюш. Все права брата — твои…

— Вот то-то же! Не заставляй меня мучаться больше, чем сейчас.

— Чего же ты мучаешься? Почему до сих пор не поделился?

— А ты не поняла? Ты не видишь?!

— Вижу. Но, все-таки… скажи мне сам, что все-таки произошло. Ты же знаешь, для удачного пиара нужно придерживаться как можно ближе к истине.

— К истине… Из-за всех наших разборок с отцовством и, особенно, после Кириных каверз, я потерял Катюшу. Теперь должен удовлетвориться какой-то призрачной связью по электронной почте. Вот уже месяц, как не могу допроситься у неё телефона и нового адреса. Я на все сто уверен, что эта глупая девчонка ни к какой родственнице не уехала! Я чувствую!! Она, по своей привычке не доставлять никому неудобства решила, что помешает мне быть хорошим отцом моим детям. А о себе она, как всегда, не думает вовсе!!! — Андрей резко вскочил с кресла и подошел к окну, пытаясь скрыть от Виноградовой выражение боли на лице и слезы, закипевшие в уголках глаз.

— А мой ребенок тоже имеет к этому отношение?

— Нет! Нет, даже не думай так! Я ей все рассказал, и Катя только поддержала меня в этом решении. Юлька! Ты же никогда не желала ни мне ни Катеньке плохого? Ведь так?

— Конечно, Жданов… Конечно, — поспешила успокоить не на шутку разволновавшегося мужчину Виноградова, — Вот увидишь, у вас все будет хорошо!

Андрей горько улыбнулся:

— Дай-то Б-г… А ведь ты сейчас повторила Катины слова «У Вас все будет хорошо, Андрей Палыч!», — Андрей тряхнул головой, — Что-то совсем я раскис! А с тобой мы договорились!

— Да… да, мой защитник!

— Вот и славно! — и как срубленный упал в кресло, закинул голову и закрыл глаза, — Ты иди, Юлечка, иди…

Юлиан тихонько закрыла за собой дверь: лишь бы не потревожить только-только утихомирившегося президента.

Andrey-Julianna

***

После некоторых раздумий, Андрей решил снова прибегнуть к Ромкиному «Соломоновому решению»: уехать подАльше, побыть подОльше. Дел за пределами оффиса и Москвы всегда было в избытке, а тут еще и бонус: только бы избавиться от постоянных звонков матери и убежать от периодической, из ниоткуда, фантомной тошноты и непонятных желаний.

«А вдруг, действительно приеду — а половины проблем уже нет!»

На этот раз он уезжал почти на месяц. Заставив Юлианну вплотную заняться задуманной рекламой своего материнства и поклясться, что они объявят о Ждановском отцовстве сразу же после его возвращения.

Следующая * Предыдущая

Три девицы…: 3 комментария

  1. Бедный Андрюша тоскует, мучается. А Юличка молодец, поддерживает его морально. Это ему так нужно.

Добавить комментарий