Три девицы…

Следующая * Предыдущая

Как финансовый явился, Андрей сразу на него набросился:

— Ты знал, партизан! Знал, а мне ничего не сказал!

— Он о чем?! — ошарашенный напором, обратился за переводом к Роману Зорькин.

— Да все о ТОМ же… и все о НЕЙ же…

— А-а-а-а… Да-а-а-а… То есть НЕТ! Нет, не знал! Чес-слово не знал. Мне только утром Малиновский сообщил! Вот чес-слово!

— Ладно, не парься! Верю! — снизошел президент.

— Не беги вперед паровоза — все дело загубишь. Дай ты ей время, да и сам попривыкни к мысли об отцовстве… Ведь Катька почти созрела — письма подлиннее писать стала, сам же сказал… А так, резко — еще увидит тебя перед собой, и ребеночка раньше времени родит! — высказал свое мнение Роман.

— Тфу на тебя, Малиновский! Даже не заикайся о таком!

— А ты горячку не пори! — повысил голос Роман, — Успокойся и сам рассуди: Катя чего-то опасается… И пусть… Пусть… — не дал Андрею слово вставить, — Мы же примерно догадываемся чего!

— Ну, если ты такой умный — просвяти нас — чего же Катюша так боится, или кого? Меня, что ли? Меня?!! Если бы боялась — не писала бы!

— Ты прав, прав, крнечно, НО кроме тебя есть еще и Кира… и твое окружение… Ты не подумал что будет, если ты после всех, обеляющих тебя, статей, вдруг появишься с новой беременной подругой? Да и захочет ли она всеобщего внимания… а рядом с тобой без этого не обойтись.

— Точно! — подтвердил Коля, — у Катьки в голове иногда такие мысли и идеи появляются… И, кстати, самоедство — её любимый вид спорта.

— Вот видишь, — продолжил увещевания Малиновский, — возьмешь нахрапом, а проблемы остануться. Может ты не знаешь, но Женщина — как эхо. Как к ней обратишься, так она и отзовется… *

И тут вступил Зорькин:

— Не уверен, что Пушкарева эхом… Но обухом по голове точно отозваться может! Куда нам, примитивным мужикам, до её заумных мыслей допендрить! «Самое хрупкая вещь на Земле — это любовь женщины. Один неверный шаг, слово, взгляд и ничего восстановить уже не удастся…»**

— Это ты про Клочкову? — пустил шпильку Роман,  но Коля не среагировал, а серьезно разъяснил:

— Нет, это про Катьку! И как точно сказано, не находите? «…Один неверный шаг, слово, взгляд и…»

— Во-о-о-от, — снова перехватил инициативу Малиновский, — Давай, лучше, план составим, как потихоньку… Слышишь? ПОТИХОНЬКУ! Катю вернуть.

— Опять план?! План реорганизации… Бизнес-план… Надоело! До родов ждать я не буду! — взбеленился Жданов.

— А тебя никто и не заставляет! — искренне удивился Роман, — У нас еще три месяца впереди.

— У вас?! ТРИ! А я целых три месяца не выдержу!

— Погодь, Палыч… Давай дадим ей… ну, скажем, неделю на раздумывание… Так тебя устраивает?

— И?.. — Андрей стремительно перемещался из угла в угол и мял несчастный оранжевый мячик с такой силой, что даже твердая резина могла не выдержать.

— И?.. Ах, И… И, потом, если через неделю не вернется…

— НЕТ?!! — вскричал Андрей, — НЕ ВЕРНЕТСЯ?!

— Ну что ж ты нетерпеливый такой! Николай, разъясните господину президенту, какую тактику можно применить, а-то у меня силы кончаются!

— Как говорит Алонсо Арджуна: «В жизни всегда всё рано и никогда ничего не поздно»! — вставил свое веское слово начитанный Зорькин.

— Вот, прислушайся к мудрым! — подхватил Малиновский.

Андрей, наконец остановился, тяжело опустился в свое кресло и со всхлипом вздохнул:

— Да… с классиками не поспоришь!

— Не расстраивайся, друг, главное, что мы знаем, где она обитает, и остальное, устаканится! Может выпьешь чего-нибудь — полегчает, — прибег к проверенному средству Роман, но Жданов так на него зыркнул, что тот застыл от злости, промелькнувшей во взгляде президента.

— Рома! А ты ничего лучше не придумал?! Там Катя одна, а я напиваться буду?!

— Ну все-все! Разошелся! Никто же тебя силой не заставляет… Успокойся.

— Успокоишься тут, — проворчал Андрей, а потом и вовсе послал их, — А идите-ка вы… поработайте, что ли…

Добровольные помощники быстренько ретировались от беды подальше. А Жданов задумался.

«А ведь они правы, нельзя Катюшу нахрапом брать… Нужно все хорошенько продумать… Но здесь не дадут. Домой… хватит, наработался сегодня! Домой! Думать!» — и, быстро разложив бумаги по папкам, почти бегом спустился на стоянку.

______________________________________________________________________

* Автор неизвестен.

** Эрих Мария Ремарк ©

Следующая * Предыдущая

Три девицы…: 1 комментарий

  1. Собрались заговорщики и обсудили ситуацию с беременностью Катя. Что делать? Как дальше поступать? «— А ты горячку не пори! — повысил голос Роман, — Успокойся и сам рассуди: Катя чего-то опасается… И пусть… Пусть… — не дал Андрею слово вставить, — Мы же примерно догадываемся чего!»
    Обдумали, каким образом можно вернуть Катю у официальному состоянию,
    чтоб не пряталась. Рассматривали разные психологические составляющие.
    «— Нет, это про Катьку! И как точно сказано, не находите? «…Один неверный шаг, слово, взгляд и…».
    — Во-о-о-от, — снова перехватил инициативу Малиновский, — Давай, лучше, план составим, как потихоньку… Слышишь? ПОТИХОНЬКУ! Катю вернуть.»
    Решили пока не торопить события и Андрей согласился с ними, хотя решил всё как следует обдумать. ««А ведь они правы, нельзя Катюшу нахрапом брать… Нужно все хорошенько продумать… Но здесь не дадут.»
    Коллаж очень тонко и точно раскрыл все размышления наших героев.
    Прелесть. Читаем дальше. Желаю вам, Танечка, удачи и творческого вдохновения.

Добавить комментарий