Три девицы…

Следующая * Предыдущая

Когда на следующий день Катя появилась на работе, Андрей сам рассказал ей о сцене в подсобке, пожаловался-посетовал на свою неуёмную страстную натуру и на то, что Кира знает и умеет «завести» его, а потом, как-то слишком по-детски, спросил:

— Ты ведь не сердишься, Душа, да? Это же ничего не значит, я очень по тебе соскучился, а тут… маленькое развлечение, разрядка. Мы немножко повеселились, по старой памяти, вот и все…

— Я… не… се-р-жу-сь… — с трудом выдавила из себя Катя, — Да у меня и права нет ни на твою жизнь, ни на жизнь Киры, — и в душе порадовалась тому, что в своих отношениях с Андреем заранее расставила все точки над «I».

Что она думала об Андрее? Может это и покажется странным, даже своеобразным душевным мазохизмом, но Катя испытывала к нему только благодарность. Он дал ей так много, разбудил в ней уверенность в себе, позволил признать за собой право быть желанной женщиной. А она… она, забыв об осторожности, слишком доверилась его мужественности и понадеялась на благополучно завершившееся взросление. Но, как оказалось, Жданов повзрослел только в производственном, деловом отношении, а в остальном — остался, как и прежде, «золотым мальчиком», разбалованным мамочкой ребенком. Он, несмотря на видимые изменения в поведении, еще не задумывался о «неправильности» своего потребительского отношения к окружающим его женщинам, и искренне не понимал неприятия оного другими.

А Катя… Катя размышляла… Она извлекла из этой истории урок — не стоит очертя голову бросаться в водоворот чувств… Правда, сердечко все равно покалывало, но из-за какого-то быстротечного секса с другой, Катя решила не жертвовать их с Андреем дружбой. Ведь и раньше Андрей не отличался моногамией*, имея одновременно или несколько женщин, или Киру в любое время и в полном своем распоряжении. Это никогда не мешало их общению. Катя всегда и во всем была для Жданова самым близким человечком, поверенной во все его тайны, даже те, что он не решался открыть своему единственному другу-мужчине, Малиновскому. А после их полного сближения… Удивительным было уже то, что Андрей вообще так долго продержался только с ней, Катей, удовлетворяя свои немалые физиологические потребности короткими вечерними встречами и редкими выездами загород.

***

Что сталось вдруг с тобой? В твоих глазах чудесных

Откуда принесла ты этот дивный свет?

Быть может, он зажжен и не в лучах небесных,

Но на земле, у нас, такого тоже нет…

 

На что ты так глядишь? Что слушаешь так жадно,

Не видя никого и целый мир забыв?

О чем мечтаешь ты то грустно, то отрадно?

Куда тебя унес неведомый призыв?

 

Но миг — и свет угас! — привычно

Вступаешь снова ты в начатый разговор, —

И, будто огонек далекий, равнодушно

Едва мерцает нам твой потускневший взор.

Владимир Соловьев. Избранное, 1998.

***

«Неужели я стала настолько цинична? Неужели потеряла чувство собственного достоинства? Неужели и я становлюсь «одной из…» Андрея Жданова?», — с удивлением задавала себе вопросы Катя. Девушка, поразмышляв день-другой, не нашла в себе силы и не смогла окончательно отказаться от общений с Андреем.

После долгих раздумий и самокопаний Катя решила не придавать большого значения увиденному в каморке. Связь Андрея с Кирой никогда не была для неё секретом. Она, признавая за Воропаевой статус ТЕЛА Жданова, относилась к к этому довольно спокойно и даже многое знала об их неформальных отношениях, с некоторой долей юмора выслушивая довольно частые откровения на эту тему с обеих сторон…

Не чувствуя, что может значить для неё единение с Андреем и в библейском смысле, она по филосовски воспринимала его связи с другими женщинами. Но сейчас… Сейчас то, что произошло невозможно было пропустить только через разум. Душевная близость с Андреем слилась с физической — и это стало для девушки откровением.

Дружба, доверие, уважение и совершенная открытость Андрея уже давно принадлежали только ей, Кате Пушкаревой. Она очень всем этим дорожила и могла потерять, разорвав безвозвратно отношения со Ждановым. И, хотя разум кричал о другом, Катя даже решилась на продолжение их свиданий, правда с оговоркой для себя — свести к минимуму, а потом и вообще на «нет», секс со Ждановым. Ведь Андрей не был бы Андреем, если бы на этой стадии их отношений удовлетворялся только разговорами. Для него разговор тел был также важен, как и разговор душ.

Катя понимала, что своим отказом от близости она своими руками подтолкнет Андрея к Кире, а этого ей уж точно не хотелось. Она за последний месяц стала «жадной».

***

Андрей, после того, как рассказал все Катюше, чувствовал себя неуютно. Но иначе он не мог — слишком уж дорожил её доверием — правда бы все равно вышла наружу — ведь Кира никогда не делала тайны из их встреч и даже кичилась ими, делясь подробностями с подругами. И он не мог допустить, чтобы девушка узнала обо всем от других, тем более от язвительной Воропаевой.

Близость с Катей стала для Жданова наркотиком. «Попробовав» Киру после Кати, он ощутил всю фальшивость своих отношений с ней и удивился таким, внезапно возросшим, требованиям.

У него были женщины, которые сами могли бы писать пособия по сексу и которые уверенно применяли свои знания на практике. Он заранее знал, как они поступят в тот или иной момент постельной игры, и, иногда, ему казалось, что у него одна и та же партнерша, менявшая лишь цвет волос или глаз. Они не любили, они работали или, в лучшем случае, развлекались. Они усвоили, что и как следует делать, чтобы наиболее остро ощутить эротическое наслаждение. Но ни радости, ни счастья, ни любви к партнеру не испытывали. Да и он был не лучше. Главным для него в связях со всеми этими женщинами, где властвовали страсть и темперамент, было получение физической разрядки.

С Катей же он окунулся в мир чувственной близости. Андрей знал, что он у Кати первый и единственный, что все для неё в новизну. И он сам, будучи с ней, словно очищался от шелухи заученных прикосновений всех своих бывших любовниц… С Катей отпадала потребность в других связях… С Катей его захватывало и удивляло чувство новизны ощущений. С каждой встречей Катя раскрывала ему все новые и новые секреты своей души и тела. И это было волшебно.

* Моногамия (от греч. μονος — единый и γάμος — брак) — единобрачие, историческая форма брака и семьи, при которой в брачном союзе находятся два представителя противоположных полов.

Следующая * Предыдущая

Три девицы…: 2 комментария

  1. В коллаже чувствуется вот это Катино «благодарю», но… лицо Киры между ними проступило, и ближе оно к Кате, а не к Андрею, возможно это символ того, что Катя будет готова понять Киру с ее новостью о беременности. И Катя в коллаже вся обновленная — я так решила, что где-то зародилась у Кати мысль, если что, уйти в сторону

    • Ну да, Катя расцвела с Андреем, превратилась если не в красивую, то в симпатичную девушку. А Кира… Мне показалось, что она должна была пройти неким лейтмотивом — символом разлада. Она как-бы шепчет Кате «Оставь его, он мой!»
      Скажи, а как вообще… Фик читается нормально? Стиль, орфография приемлемы?

Добавить комментарий