Три девицы…

Следующая * Предыдущая

***

Лимузин подвез девушек к зданию компании. Андрей, сбежавший от Киры пораньше, уже поджидал их возле лифта. Все дружно спустились на производственный этаж. Андрей подвел своих девочек к святая-святых компании — складу образцов моделей всех коллекций, выпущенных когда-либо компанией «ЗимаЛетто».

В это помещение допускались только избранные. Милко очень ревниво оберегал своих деток, и, чтобы добиться разрешения на посещение склада, выбор и прокат платьев на вечер, Жданову пришлось пообещать нервному дизайнеру месячный отпуск после Показа. Девушкам, правда этого знать не следовало.

Кира с Юлианной, оставив Катю на попечение Андрея, с азартом принялись выбирать платья на завтрашнее торжество.

Катя стояла, как по стойке смирно, вся сжалась и была готова отразить любое поползновение в свою сторону. Андрей, заметил её напряженность и пошутил про себя, — «Бой гладиаторов начался». Он уже не раз пожалел, что по глупости попался на удочку Виноградовой и согласился помочь подругам с Катиным преображением. Жданов вздохнул и, призвав на помощь все возможные разумные доводы и терпение, обратился к своей помощнице.

— Катюш, у тебя есть любимые цвета? — как можно мягче начал подготовку к атаке Андрей.

— Можешь не стараться! Платьев у меня в достатке, — возмущенно ответила Катя и добавила, — Я что-нибудь себе подберу из своего гардероба! Ты же не думаешь, что я надену один из этих идиотских нарядов, которые, на твой взгляд, должны носить женщины…

— Конечно, у меня много грехов, но стремление видеть перед собой женщину, слегка прикрывшуюся кусочком материи, которое она называет платьем, не входит в их число. Можешь со мной поспорить, но для меня понятие женщина давно перестало быть лишь внешним, половым, проявлением. Женщина — это нечто, идущее изнутри. Настоящая женщина должна гордиться своей принадлежностью к прекрасному полу, быть уверенной в своей привлекательности и сексуальности и не скрывать, что она ценит себя именно как женщину… как личность. Если она обладает этим, то прекрасно знает, чувствует, что из одежды гармонично отражает её сущность. Она одевает то, что даёт ей чувство комфорта и совершенно не обращает внимания на мнение других. Такое поведение сродни стенографической записи, которую без труда читают наблюдающие за ней… Но и к пониманию своего стиля одежды, как и поведения, нужно прийти. Это не всем сразу дается, не падает с неба…

Спокойно произнесенные Андреем фразы вызвали у Кати целую лавину чувств. Казалось, сказанное затронуло внутри нее нечто, чему нельзя давать воли и что она таила даже от себя.

— Для того, чтобы стать более женственной? — враждебность нарастала в ней с каждым словом Андрея, — Нужно гордиться своей принадлежностью к ПРЕКРАСНОМУ?! Это ты МНЕ говоришь?!

— Да,.. тебе…

Андрей вдруг ясно почувствовал, что если он уступит, последует, унаследованная от Валерия Сергеевича, истинно Пушкаревская реакция. С Катиным железным стержнем ему пришлось столкнуться только раз — еще во времена «Никамоды»… Она говорила о необходимости закрытия нескольких магазинов и, не найдя у Андрея и Романа поддержки, превратилась в несдвигаемую глыбу в своем упорстве и упрямстве. Рома тогда назвал её «Каток». Мужчинам пришлось согласиться с доводами и выкладками финансового гения и тогдашней хозяйки «всея Зималетто и Никамоды». Катя сразу же успокоилась, расслабилась и превратилась в привычно-скромную девчушку. Но, как всегда, она оказалась права в своих прогнозах. А Жданов не забыл пронизывающую дрожь и чувство беспомощности, возникшее у него при взгляде на ТУ Катерину. «Противное чувство!.. Бр-р-р…», — Андрей непроизвольно придержал Катю, стараясь уберечь себя и её от повторения неприятного опыта.

А она, почувствовав сквозь одежду крепкую мужскую хватку, взглянула туда, где сошлись его большие пальцы. Дыхание стеснилось еще сильнее — гораздо сильнее, чем сжались его руки на ее теле.

— Я не могу дышать, — со злостью хрипло проговорила Катя и схватилась за его руки, инстинктивно пытаясь освободиться.

— Неужели?

При звуках этого глубокого низкого баритона Катю охватило самое странное и чудесное чувство, которое она когда‑либо испытывала в жизни. Это не могло не встревожить.

— Отпусти! — прошептала девушка. И Андрей тоже шепотом ответил:

— Катюш, разреши выбрать тебе платье. Обещаю, оно будет скромным!

С тяжелым вздохом Катя согласилась. «Я на всё согласна, только отпусти, не мучай меня!»

— Хорошо! Помни — «более, чем скромным»… И не вздумай со мной играть!

— Клянусь, — Андрей поднял ладонь вверх в принятом у них жесте.

После получасового поиска платье нашлось — действительно скромное, темно-коричневое с рукавами в три четверти и со сложным, гениальным покроем лифа, отличающим одежду гениального Милко. Этот покрой служил созданию нужного силуэта, но не бросался в глаза и оттого выгодно подчеркивал Катину изящную фигурку. Даже самой Кате понравилось то, что она увидела в зеркале. А Андрей… он просто застыл от восторга, радуясь в душе, что Кира с Юлианной увлечены процессом примерки и не замечают его реакции на Катино преображение.

Юлианна все-же оценила Катин и Андрея выбор и тут-же бросила взгляд на Жданова, подчеркнув для себя его состояние.

***

Ужин прошел в разговорах и обсуждении деталей завтрашнего показа.

Дождавшись десерта и в полной мере оценив его, все разъехались по домам. Нужно было хорошо отдохнуть перед важным для компании мероприятием.

Следующая * Предыдущая

Три девицы…: 1 комментарий

  1. Получила отзыв на другом сайте и, с разрешения автора, переношу сюда.
    Танечка! Перечитала новые кусочки с большим удовольствием, в фиках часто приходится скучать по «белому и пушистому» Жданову, вкрадчивым голосом гнущему свою линию — твоего Андрея я вижу таким, не взрывным мачо, который дальше собственного носа не видит ничего, что касается чуств других людей, а человека не зашоренного и размышляющего, вот и в Кате он разглядел нечто, идущее изнутри

    ALEPA 17-01-2013

Добавить комментарий